Есть чему поучиться: турецкий завод «Гюрдесан» — Медиапалуба

Есть чему поучиться: турецкий завод «Гюрдесан»

«Медиапалуба» продолжает цикл материалов о судостроительной промышленности в Турции. Школа судостроения в этой стране, особенно по сравнению с отечественной, молодая и, безусловно, строилась она с оглядкой на европейские компании.

Однако здесь есть свои особенности в части ведения бизнес-процессов, межзаводской кооперации, выстраивания связей между предприятиями внутри холдинга или группы компаний. Отбросив весь скепсис, стоит признать: у турецкого судостроения есть чему поучиться отечественным верфям и заводам. Даже большим корпорациям.

О том, как развивался один из крупнейших заводов в Турции «Гюрдесан» (Gürdesan Gemi Makina Denizcilik), и о перспективах работы с российскими компаниями «Медиапалубе» рассказал директор и владелец компании Исмаил Гюрсой (Ismail Gürsoy).

Ismail Gürsoy (Слева) / Фото: kocaeli.gov.tr

П: Расскажите об истории компании «Гюрдесан», с чего вы начинали?

— До 1982 года мой старший брат был директором на одном из крупных судостроительных заводов в Турции. Я в это время работал старшим механиком на иностранных судах. И последнее в моей плавательской жизни судно я забирал в Великобритании, где провел шесть месяцев, изучая, как там работают судостроители и вообще машиностроительные заводы.

Когда в июне 1982 года вернулся в Турцию, мы вместе с братом открыли собственную фирму. Маленький цех с одним станком — это были все наши активы, которые мы потихоньку старались расширять.

В октябре 1994 года в День Республики мы переехали в Гебзе и уже стали расширять эту площадку. Сейчас производственные мощности «Гюрдесана» составляют 42 000 кв. метров в Гебзе и 3000 кв. метров в Стамбуле, с большим станочным парком, собственными испытательными стендами.

В Ялове у нас расположен собственное литейное производство. Гребные винты или высокопрочные детали для судов ледового класса — все эти детали мы производим там.

А в скором времени мы планируем запустить собственную верфь для строительства и ремонта судов и кораблей.

П: Какую номенклатуру оборудования сейчас производит «Гюрдесан»?

— С 1982 года мы начали производить номенклатуру оборудования для гражданского флота, которая до этого экспортировалась из-за границы. После того как на стартовал проект «Мильгем» (MİLGEM) в 2004 году, мы начали принимать участие в заказах для военных.

Проект MILGEM — национальная военная программа Турецкой Республики. Проект, который финансирует ВМС Турции, направлен на разработку многоцелевых корветов и фрегатов, которые могут выполнять различные задачи, включая разведку, наблюдение, раннее предупреждение, ПЛО, борьбу с надводными кораблями, ПВО и десантные операции.

Как сегодня живет турецкий судостроительный гигант Tersan shipyard
Команда «Медиапалубы» продолжает знакомство с турецким судостроением.

С 2018 года проект MILGEM охватывает строительство четырех противолодочных корветов типа «Ада», корвета ELINT, четырех многоцелевых фрегатов типа Istanbul и четырех фрегатов ПВО типа TF2000, предназначенных для военно-морского флота Турции.

Сейчас мы выпускаем краны различного назначения, спасательные плоты, шлюпбалки, рулевые машины, гидравлическое оборудование, движители, лебедки, вьюшки, шпили, брашпили и другое палубное оборудование, крышки люков, лестницы и прочее.

П: Как началось ваше сотрудничество с российскими компаниями?

— Еще до того, как мы начали участвовать в проекте «Мильгем», нам из России поступил первый запрос на производство гидравлической рулевой машины. Заказчик хотел проконсультироваться с нашими специалистами по поводу производства и эксплуатации устройства.

Но вместо бесконечной переписки я предложил поехать в Россию и на месте все показать и прояснить вопросы. Мой старший брат поддержал предложение. И мы вместе поехали сначала в Москву, потом в Санкт-Петербург, а оттуда на Онежское озеро, где располагалась верфь.

Россия нас встретила холодной погодой, которую с лихвой сгладил очень теплый прием. И с этой поездки началось наше сотрудничество с российскими компаниями, построенное на взаимном доверии.

К несчастью, Турция сбила российский военный самолет. Но после этого временного похолодания в отношениях наши связи с российскими компаниями даже улучшились. И мы очень рады, что российские судовладельцы и судостроители нам доверяют. Это взаимно!

П: Чем «Гюрдесан» отличается от коллег и конкурентов?

— «Гюрдесан» — компания, которая начала свою работу фактически с нуля. И мы знаем, что такое сложности производства, обслуживания оборудования, поиска запасных частей и расходных материалов. Поэтому наша политика строится на качестве.

На первом месте у нас именно оно, а не деньги.

Когда наши российские партнеры задавали нам такой же вопрос, мы посчитали, что отвечать на него письменно сложно. Это не обрисует нашу политику. Поэтому получив письмо в пятницу, мы после обеда в понедельник уже были в Москве, а во вторник — уже на верфи.

Качество для нас всегда было на первом месте. Наши российские партнеры также прониклись доверием, за что хочу сказать им большое спасибо.

П: У вас в России есть компания, которая представляет ваше оборудование?

— Да, у нас в России есть партнер ООО «Полар СПб», где представлен сильный отдел продаж и отдел обслуживания. Все сотрудники проходили обучение в Турции. Компания занимается не только поставками оборудования под конкретный проект судна, но и сервисной поддержкой техники.

Özata Shipyard: от металлообработки до одной из крупнейших верфей в Турции
Рассказ об одном из самых интересных предприятий в Ялове.

П: Сколько судов в год вы оснащаете своим оборудованием?

— В год мы оснащаем оборудованием более 100 судов и кораблей, часть из которых идет на российские заказы. В основном поставляем рулевые машины, краны, лебедки и прочее оборудование.

Подчеркну, все оборудование произведено с соблюдением необходимых норм для специальных погодных условий России, имеет сертификаты классификационных обществ и надзорных органов.

П: Есть ли сложности в работе с российскими компаниями? Какие есть особенности?

— В Турции есть выражение: «Муравьи могут пить воду из океана, а через 10 минут может начаться ураган» (имеется в виду, что погодные условия сильно изменчивы. — Прим. ред.).
В России сложные и переменчивые погодные условия с очень низкими температурами. Мы разрабатываем технику для работы в разных климатических условиях. Помимо России, мы также поставляем оборудование в Данию, Швецию и Финляндию.

Условия работы в Северном море отличаются от тех, что преобладают на Эгейском, Средиземном или Черном морях и тем более в западной части Атлантического океана.

И чтобы сделать оборудование для таких климатических условий с высокой производительностью и надежностью, необходимо использовать новые технологии, которые у нас есть. За что нас заказчики и ценят.

П: Как будет работать новое производство в России?

— В Турции мы планируем производить основные составные части оборудования, а в России уже собирать, проводить все испытания и сдавать классификационным обществам, надзорным органам и заказчику.

П: А в техническом плане какие-то сложности есть?

— В России богатая инженерная школа судостроения со своими сложившимися годами правилами и решениями. Скажем, у вас очень сложные системы управления рулевыми машинами, шахтным оборудованием или уникальная технология изготовления и обработки гребных винтов.

Некоторые технологии в своем производстве мы позаимствовали именно из российской практики. Так что, можно сказать, мы учились друг у друга.

Последние новости и ежедневные дайджесты
в нашем телеграм-канале ПОДПИСАТЬСЯ
ПОХОЖИЕ НОВОСТИ