«Маломерный флот в России сегодня — удел энтузиастов» — интервью с генеральным конструктором новой верфи в Подмосковье — Медиапалуба

«Маломерный флот в России сегодня — удел энтузиастов» — интервью с генеральным конструктором новой верфи в Подмосковье

В этом году в Подмосковье планируется завершить строительство новой судоверфи по производству катамаранов на подводных крыльях. На заводе будут серийно выпускаться суда высокого класса, изготовленные из отечественного сырья.

Открывать частное производство в России сегодня — задача не для слабонервных. Мы поговорили с генеральным конструктором компании «Мортех» Владимиром Ларькиным не только об особенностях современных типов СПК и ходе строительства верфи, но и о том, каково это — развивать бизнес по производству катеров в условиях жестких санкций и в разгар производственного кризиса.

П: Владимир Владимирович, расскажите о концепции судов, которые производит ваша компания. В чем их особенность?  

— Основная концепция судна, которую мы продвигаем, — это катамаран на подводном крыле. Такая конструкция позволяет обеспечить высокие скоростные характеристики судна, которые сочетаются с высокой топливной эффективностью. Так, экспериментальный катер, имеющий конструкцию РИБ (лодки, конструкция которых состоит из жесткого корпуса и U-образных надувных баллонов по периметру — прим.ред.), длиной 8,5 метров, с двумя двигателями по 300 л/с, имеет максимальную скорость 118 км/ч, разгон от 0 до 100 км/ч осуществляется за 7,5 секунд. При этом расход топлива при движении со скоростью 70 км/ч составляет всего 40 л/ч на оба двигателя. У сопоставимого по размеру и оснащенности катера, имеющего классическую глиссирующую конструкцию, двигающегося с такой же скоростью, расход топлива составил бы 200 л/ч. В планах компании производить суда размерностью от 8,2 метров до 20 метров.

Фото: «Мортех»

П: Были ли у такого концепта какие-либо аналоги? 

— Технология катамарана с подводным крылом придумана в ЮАР в 1980 году изобретателем профессором Хоппе из Стелленбосского университета. Дальнейшее развитие технология получила в Новой Зеландии на верфи Q-West, где технология профессора Хоппе была модернизирована, и стали использовать крыло с изменяемым углом атаки.

В 2019 году мы изготовили первое судно по данной технологии, добавив эффект воздушной каверны. Это позволило получить высокие скоростные характеристики в сочетании с топливной эффективностью. В качестве прообраза мы использовали конструкцию американского катера Hysucat.

В настоящий момент произведено пять опытных образцов испытания которых подтвердили расчетные данные. Так, максимальная скорость на воде составила 117 км/ч, при этом расход топлива при движении крейсерским ходом (80 км/ч) составляет 40 л/ч на два двигателя мощностью по 300 л/с каждый.

П: Есть ли современные примеры аналогичных производств за рубежом? Возможно нам есть, что почерпнуть там?

— Глобальное производство маломерного флота находится на подъеме. В мире большое количество верфей, но самое бурное развитие маломерное судостроение получило в Турции. За последние три года там были открыты Особые экономические области, заточенные только под судостроение — предприятия получили льготы и доступ к льготному государственному финансированию. У нас в стране тоже приняты государственные программы, например Программа развития яхтинга в России до 2030 года, но в ней абсолютно не учтены конкретные финансовые инструменты.

П: На какого потребителя вы ориентируетесь? На вашем сайте есть информация как о прогулочных яхтах для частных клиентах, так и о моделях, представленных в рамках форума «Армия». Что объединяет, и что разнит линейки? 

— Прежде всего, мы ориентируемся на потребителей, которым важна скорость и экономия топлива. Это могут быть как частные клиенты (любители отдыха на воде, охотники, рыболовы), так и государственные службы (МЧС, ФСО, ФСБ). Все лодки строятся на единых корпусах с различным наполнением суперструктуры. На любом из корпусов можно реализовать как прогулочный, так и утилитарный корпус.

П: Как устроено производство? Какие важные технологии и решения можете выделить? 

— Верфь только строится, во втором квартале 2023 года планировался запуск первого цеха производительностью 10 корпусов в месяц — катеров размерностью от 8,5 до 12 метров. Но в связи с финансовыми трудностями, старт был отложен.

Катера будут производится с использованием технологии вакуумной инфузии, что позволит максимально автоматизировать и ускорить производство корпусов. Это инновационный метод производства судовых конструкций из композитных материалов, который позволяет создавать легкие, прочные и устойчивые катера с высоким уровнем аэродинамических и гидродинамических характеристик.

Основной особенностью нашего производства будет широкое использование аддитивных технологий. Имеющееся у «Мортех» оборудование позволит в ближайшее время запустить самый большой в России 3D-принтер с полем печати 5*1,65*1,65 метра, производительностью печати до 25 кг в час. Данные технологии позволят убрать из производственного цикла ряд рутинных и дорогостоящих операций, например, изготовление мастер-модели, что приведет к ускорению производства и снижению себестоимости.

П: Как производятся сами крылья?  

— Процесс изготовления крыльев достаточно прост. Для их создания используется лазерная резка и обработка на фрезерном станке с ЧПУ. В качестве материала используем нержавеющую сталь, сертифицированную для использования в морской воде.

П: Какие комплектующие предпочитаете использовать при постройке своих судов и как справляетесь с поставками в условиях санкций? 

— При постройке корпусов используются исключительно материалы отечественного производства. А вот с электроникой и силовыми установками есть проблемы, которые решаются с помощью параллельного импорта. С целью преодоления санкционных последствий, компания ведет работы по созданию собственного программно-аппаратного комплекса управления маломерным судном. Кроме того, ведутся работы по созданию гибридной силовой установки для маломерного судна. Решение этих задач позволит сделать наши катера полностью независимыми от санкций.

П:  Каким основным оборудованием будут комплектоваться суда? 

— Не секрет, что за последние полтора года в России обострилась проблема наличия силовых установок. Запрет на поставку мощных лодочных моторов заставляет искать альтернативные варианты. При этом, нет желания повторять кем-то пройденные пути, а хочется посмотреть немного вперед.

В качестве альтернативы мы рассматриваем гибридные силовые установки.  К примеру, электрические двигатели с генератором с ДВС, который используется исключительно для заряда аккумуляторных батарей. При сопоставимом весе, мы имеем больший крутящий момент, как следствие — более высокие динамические характеристики. Более подробно об этом смогу рассказать после проведения ОКР.

П: Как давно существует компания и с чего началась ее история? Как пришли к собственному производству? 

— Команда проекта собралась в 2016 году и первоначально ориентировалась на продажу и обслуживание катеров и яхт импортного производства. Поняв, что мы умеем хорошо продавать яхты и обнаружив полное отсутствие подобной продукции отечественного производства, на полученную прибыль стали строить верфь. По сути, нам не хватило одного года, чтобы запустить полноценное производство. К сожалению, введенные санкции лишили команду проекта доходов. Кроме того, часть денежных средств оказалась замороженной и сейчас мы переживаем не самые лучшие времена. Большая надежда на государственную поддержку!

П: Что сейчас сдерживает начало производства?

— Главным сдерживающим фактором является отсутствие финансирования. Основным источником финансирования являлась торговая деятельность по продаже яхт европейского производства. Нам хватало денег, для того чтобы развиваться и строиться. Мы никогда ни куда не обращались за помощью, все делали сами.

После запрета на поставку яхт в Россию, этот бизнес фактически прекратил свое существование. А дальше ситуация развивалась парадоксально, когда вроде и все «за», но деньги получить невозможно. Наш проект поддерживает Агентство Стратегических Инициатив, Правительство Московской области, Фонд Развития Промышленности.

Мы не просим дармовых денег, но при подписании договора Займа с ФРП, нам не смогли предоставить банковскую гарантию. У всех банков, куда мы обращались, были разные формальные причины отказа, но основным лейтмотивом было оправдание, что у нас стартап, нет выручки, и непонятно, какую деятельность мы ведем и как будете возвращать займ. В «Альфа-банке» нас практически назвали мошенниками, которые хотят сбежать с полученными деньгами. По мнению этих людей собственники бизнеса вложили в предприятие порядка 60 миллионов рублей исключительно с одной целью — украсть деньги ФРП и подставить банк.

Мы хотим получить финансирование по программе 1570 «Промышленная ипотека», но пока что ситуация аналогичная. У нас есть залоговая сумма, но банки расценивают наш бизнес как «нестандартный» и сетуют на то, что они не понимают, как он работает и не хотят разбираться.

П: Есть ли в России проблема со специалистами по маломерному флоту в регионе?

— Проблема специалистов стоит остро не только в этой сфере! У нас много юристов и менеджеров, и очень мало конструкторов и производственников. А вузы и сузы, которые выпускают корабелов, заточены под производство крупнотоннажных судов. Маломерный флот сегодня является уделом энтузиастов.

Проблему специалистов мы решаем инициативным путем. Так, в июле 2023 года мы заключили Соглашение о сотрудничестве с Государственным университетом «Дубна», в соответствии с которым мы совместно будем готовить необходимых нам специалистов.

П: Чего, на ваш взгляд, не хватает российской промышленности для создания благодатной почвы для открытия производств маломерных судов?

— У нас в стране есть и специалисты, и энтузиасты, способные поднять строительство маломерного флота на мировой уровень. Есть люди, которые начав развивать строительство маломерных судов в России, бросали все и начинали с нуля и успешно в других странах. Например, уникальная верфь GreenLine имеющая русские корни.

У нас не хватает двух факторов: вменяемой государственной политики в сфере поддержки производителей и доступа к кредитным ресурсам.

П: Какие у вас ближайшие планы и цели по развитию компании? 

— В самых ближайших планах — запустить полноценное производство. Несмотря на все трудности, введенные санкции открывают широкие перспективы по развитию яхтенного строительства в России. И, повторюсь, необходимо решить проблемы с судовой электроникой и силовыми установками.

Но как вы понимаете, все эти планы ничто без финансирования. Если бы санкции, у нас была бы возможность их реализовать проект целиком и полностью за счет собственных денежных средств. Имеющиеся бюрократические и коррупционные препятствия перекрывают путь к государственному финансированию.

Теги
Компании
Похожие новости