МТК «Север — Юг»: как Каспий открывает границы, когда все их закрывают — Медиапалуба

МТК «Север — Юг»: как Каспий открывает границы, когда все их закрывают

Период ограничений для кого-то оборачивается временем возможностей. В числе проектов, к которым теперь направлен взор — Международный транспортный коридор (МТК) «Север — Юг». В условиях, когда российский флот оказался отрезан от крупнейших портовых хабов, именно этот маршрут способен открыть доступ к рынкам стран Ближнего Востока, Юго-Восточной и Центральной Азии, Африки, Индии и некоторых государств Европы.

МТК «Север — Юг» проходит таким образом, что практически не затрагивает порты Европы. Более того, он в два раза короче маршрута через Суэцкий канал.

На карте ниже зеленым обозначен стандартный маршрут через Суэцкий канал, красным — предлагаемый путь через Каспийское море.

Иллюстрация с сайта «Википедия»

Однако, полноценный запуск нового маршрута — это многоэтапный процесс. Чтобы возвести транзитный потенциал к максимальным показателям, необходим комплексный подход и вовлечение в проект различных отраслей. В числе насущных вопросов — создание линейных судоходных линий и строительство новых контейнеровозов, а также постройка специализированных судов для перевозки рефконтейнеров со скоропортящейся продукцией. Помимо этого, нужно активнее заниматься контейнеризацией грузов как методом, позволяющим организовать более быструю транспортировку грузов и их перегрузку независимо от погодных и других факторов.

О том, как продвинулся проект за последние месяцы, «Медиапалубе» рассказал генеральный директор АО «Особая экономическая зона «Лотос» Сергей Милушкин.

 — Сергей Юрьевич, как новые ограничения могут сказаться на проектах ОЭЗ «Лотос», в первую очередь, на МТК «Север — Юг»? 

 — К нынешней ситуации часто стали применять выражение, ставшее уже избитым — наша экономика сейчас переживает «зону турбулентности». Это понятно всем. Мы от организации не будем давать каких-либо оценок, а постараемся говорить фактами о том, что у нас сейчас происходит. 

Итак, в связи с ограничениями для российских судов на Балтике, а также по причине сокращения транзита в Европе, для нас появилась новая мотивация. Все грузы, доставляемые из России в Азию и на Ближний Восток и обратно стало максимально удобно везти через МТК «Север — Юг». Повторюсь, Балтика сейчас для нас обрастает ограничениями, через Транссиб везти невыгодно, Черное и Азовское моря отчасти закрыты. Но есть Каспийское море. 

Поэтому наш проект, как ни странно, в этой ситуации стал одним из драйверов для развития перевозок и вообще поддержания экономики. Более того, если натиск с ограничениями продолжится, то без МТК «Север — Юг» в принципе сложно представить какую-либо грузовую логистику.  

Так что для нас этот кризис одновременно и новый вызов, и дополнительное ускорение процесса. 

 — Не так давно звучали заявления о перспективах включения Беларуси в каспийские проекты. Каким вы видите участие Республики в этой работе? 

 — В апреле на выставке TransRussia мы подписали соглашение с компанией «Белтаможсервис», уполномоченной правительством Белоруссии на переориентирование грузов. На данном этапе наша договоренность заключается в том, что они предоставят нам грузы для тестовой транспортировки — это будет лес, калийные удобрения и др. 

Подписание соглашения с «Белтаможсервис» / Фото: АО «Особая экономическая зона «ЛОТОС»

Мы со специалистами по логистике продолжаем прорабатывать маршрут через Каспий с выходом на южные порты Ирана с доставкой грузов в Индию и Китай. Поэтому белорусские коллеги сейчас активно ищут новые маршруты и для нас это тоже дополнительный вызов и дополнительные объемы, которые мы можем направить по коридору. 

 — Планируется ли как-то отрабатывать опасения перевозчиков и владельцев грузов по части нестабильной ситуации в Иране? 

 — Сейчас такое время, что кто-то и в российские воды боится заходить. И все же, работать надо. 

Мы очень уважительно и с большим интересом относимся к нашим иранским коллегам. Они 40 лет живут под санкциями и при этом у них получилось выстроить логистику таким образом, чтобы обеспечивать страну всеми необходимыми товарами. Конечно, там есть свои сложности — где-то поставки выходят дороже, чем могли бы. Но все же они есть даже несмотря на действующие жесткие ограничения. Так что в каком-то смысле мы можем чему-то у них поучиться. Это во-первых.

Во-вторых, опять же я не хочу давать политических оценок, но совершенно очевидно, что экономические связи с Европой и Америкой сейчас сильно ослаблены. В связи с этим, стране нужно искать новые рынки для взаимодействия. 

Чрезвычайный и Полномочный Посол ИРИ в РФ Казем Джалали на ССЗ Лотос / Фото: АО «Особая экономическая зона «ЛОТОС»

Потенциально у нас есть перспективы для сотрудничества с Юго-Восточной Азией, с Ираном, с Индией, с Арабскими странами, с Восточной Африкой и так далее. Это все страны, которые являются или могут быть потребителями российского продукции. Вот на эти рынки коридор «Север — Юг» нацелен, и для них Иран не является «токсичным» — они с ним спокойно работают. 

В целом, если раньше у нас была проблема и мы обсуждали как перевезти груз из Индии в Европу и как оформить коносамент, как определиться, чтобы компания не переживала за то, что это идет через Иран, то сейчас эта проблема отпала. 

 — Как будут работать локализованные производства, входящие в состав ОЭЗ, в условиях санкций? 

 — У нас уже работает три завода, три строится и еще порядка десяти находятся на этапе проектирования или готовятся к запуску. 

Немного отойду от морской отрасли. Среди таких организаций у нас есть иранская компания, которая специализируется на производстве бытовой химии. Ранее им было бы сложно конкурировать с уже устоявшимися производителями. Но сейчас многие известные европейские бренды сейчас сворачивают свою деятельность в РФ, либо стоимость их товаров сильно возрастает. Так что мы надеемся, что это будет успешным примером замещения. 

По европейским компания у нас тоже были большие планы — на производство и дальнейшую реализацию. По понятным причинам я сейчас не могу называть эти организации. Но хочу отметить, что с их стороны желание остаться и работать в России есть. Они продумывают, как можно решить вопросы по комплектации продукции, оснащению производства и так далее. Мы со своей стороны готовы оказывать им всевозможную поддержку и в настоящее время поддерживаем с ними связь. Но смогут ли они работать дальше, пока сложно сказать. 

 — Госдума разрешила производить сжиженный газ, этан и жидкую сталь в Особых экономических зонах. Какие в связи с этим возможности открываются для вашей организации?

 — Для нашей организации это возможность отработать новые компетенции. Одна из компаний данной направленности получила недавно статус резидента ОЭЗ «Лотос» — ООО «СПГ-Лотос» с проектом  по строительству завода для сжижения природного газа в объеме 60 тысяч тонн в год. 

Также планируется постройка еще одного завода СПГ, в этом проекте мы тоже планируем принять участие. Это действительно перспективные направления, которые будут актуальны не только для автомобилей, но и для морских перевозок. 

Резидент ОЭЗ — Судостроительный завод «Лотос» / Фото: АО «Особая экономическая зона «ЛОТОС»

 — Что сейчас происходит с судостроением в регионе? 

 — Судостроение продолжает развиваться, в том числе за счет поддержки со стороны государства. Это и льготные лизинговые программы, и выделение финансирования напрямую. Поэтому мы рассчитываем, что судостроение не будет простаивать. 

Единственный вопрос, конечно, это то, что не все комплектующие локализованы на территории Российской Федерации. Это уже вне зоны нашей компетенции, но, насколько я знаю, сейчас Минпромторг активно ищет поставщиков этих изделий для поставки аналогов из других стран, а также прорабатывает возможность по созданию производства такого оборудования в России. 

 — Есть ли новости по строительству контейнеровозов? 

 — На данном этапе уже разработан проект нового контейнеровоза от КБ «Вымпел», насколько я знаю, он сейчас на стадии согласования.

Для полноценного запуска морских контейнерных перевозок необходимы льготные лизинговые программы. Это я говорю даже не от лица ОЭЗ «Лотос», а и от наших партнеров из судоходных и логистических компаний. 

Мы координируем проекты в этом направлении и общаемся с судовладельцами. И они говорят о том, что контейнерные перевозки актуальны и они готовы заказывать суда. Но для запуска работы им необходимы гарантии в виде тех же лизинговых схем, которые озвучивались до начала спада в экономике. А также необходимо понижение ставок от Центробанка. Вот при таких условиях можно говорить о том, что мы готовы строить контейнеровозы по новым проектам и запускать их в эксплуатацию. 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ